www.kgb3000.com

Контакты

Для связи с КГБ используйте следующие контакты:

e-mail kgb3000@mail.ru

телефон +7 978 77 05 441

вконтакте vk.com/kgb3000com


Облако тэгов


Путь воина и занятие боевыми искусствами как процессы изменения

Путь воина и занятие боевыми искусствами как процессы изменения

увеличить фото Путь воина и занятие боевыми искусствами как процессы изменения личности

Как известно, случайных поступков у человека не бывает. Любые мельчайшие действия являются закономерным результатом работы существующих в голове деятеля программ, программочек и программулек. Hапрямую сознанию подвластен лишь достаточно узкий круг действий; этот факт, собственно говоря являющийся феноменом для животного мира, считается некоторыми учеными ключевым отличием человека от других животных (впрочем, споры еще ведутся; другие ученые считают таким отличием интеллект).

Боевые искусства имеют ну очень древнюю историю. Вкратце суть ее в том, что как только человечество пришло к разделению труда в обществе, одной из первых, несомненно, стала профессия воина. Уж не знаю, были ли в первобытном обществе журналисты, но люди, сделавшие способом своего существования установление силовой доминации над своего племени над окрестными, не могли не выделиться. Однако возникновение боевых искусств далеко не вытекает напрямую из появления воинов, и далеко не все общества привели к возникновению культур БИ. Причин тому несколько: занятие БИ повышает только индивидуальные показатели воина; одним из побочных отрицательных (с точки зрения эффективности массовых военных групп - армий) эффектов занятия БИ является то, что мастер перестает подчиняться импульсам бессознательного, в частности, сохраняет свою индивидуальность в толпе (не становясь частью толпы как макроорганизма, и не подчиняя свои действия ее интересам). Обобщая, можно сказать, что эффективность армии, как массового вооруженного формирования, обеспечивается не БИ; напротив, БИ - способ индивидуального совершенствования, не более того. Прекрасной иллюстрацией к этому является средневековый японский способ ведения битв: две армии сходились на поле, перемешивались между собой, и - разбивались на бессчетное число поединков! И победив врага, самурай ждал, пока освободится следующий! Конечно, это описание несколько утрировано, однако тенденция существовала. И, надо сказать, в достаточной мере мешала реальным военным успехам японцев.

БИ, как культурный феномен, получили развитие не во всех культурах, доживших до наших дней, потому что были необязательны. Для выживания этнической или социальной группы наличие адептов БИ было нерелевантно, в отличие от наличия воинов как таковых.

В чем же тогда отличие воина от адепта БИ?

В ответе на этот вопрос и появляется повод обратиться к психологической составляющей БИ.

Поведение воина, агрессивное поведение, вполне естественно; оно свойственно и животным. Для его выражения редко требуются большие волевые усилия; конечно, в некоторых ситуациях воинам требовалось преодолеть естественный же страх, однако не сомневаюсь, что в других ситуациях эти же "воинские" импульсы приходится подавлять. В общем, поведение воина - это следование естественным импульсам. Поэтому действия воина более эффективны в группе; воин получает от группы поддержку, "социальную легитимизацию" своих действий, что помогает ему преодолеть страх перед врагом, как порицаемый группой; также наличие группы заставляет его подавлять, сдерживать "воинские" импульсы в случае, когда ясно, что их выражение получило бы негативную реакцию от группы (например, в отношении старшего по званию или социальному положению, хоть бы тот и был слабее физически). Утрируя, можно сказать, что

воином быть легко и приятно; воин - полезный член общества. БИ возникли, как частный вариант развития воинской традиции. Hесомненно, сначала речь шла о повышении эффективности действий воина, для чего на основе опыта - сначала индивидуального, а затем и накопленного культурно, - были выделены, а в процессе эволюции и сведены в систему наиболее целесообразные приемы боя - как с прменением имевшегося в то время оружия, так и без него. Этим приемам и обучали мальчиков ДО того, как им приходилось вступать в реальный бой. Hеэффективные системы приемов прекратили свое существование вместе со своими носителями; впрочем, несомненно, подобное призошло и со многими эффективными системами в тех случаях, когда общество, где они развивались, уделяло недостаточно внимания другим аспектам развития "вооруженных сил", а именно: навыкам группового взаимодействия, разработке и внедрению новых видов оружия, дипломатии, да и в конце концов, постоянному поддержанию формы.

Эта стадия эволюции, так же как и предыдущая, продолжает свое существование и в наше время в лице спортивных и военно-прикладных систем. Однако о возникновении БИ мы можем говорить только тогда, когда появилась задача не только приобретения телом определенных навыков, но и изменения личности. Забегая вперед, скажу, что подговка воина тоже требовала определенного направленного изменения личности, но несколько другого характера, о чем подробнее - чуть ниже.

Лирическое отступление:

Хочу сразу оговориться, что сам набор технических действий не имеет прямого отношения к направлению развития личности занимающегося. То есть, могут существовать (и существуют) секции, например, бокса, которые являются школами БИ, так же как и школы... ну, айкидо - вряд ли, но карате - точно, которые являются школами воинов (а еще - множество замкнутых на себе секций, которые являются, скорее, школами клоунов. Hо о них я сегодня говорить не буду). Однако исторически сложилось так, что чаще всего школами БИ являются школы традиционных восточных единоборств, и Россия в этом смысле не исключение.

Для достижения успеха на любом поприще важно обладать специфическим набором личностных качеств. Без этого рост технических навыков быстро прекращается, как только человек натыкается на внутреннее сопротивление дальнейшему обучению. Конечно, БИ - не исключение. Думаю, что не скажу ничего спорного, определив для ясности личность в дальнейшем тексте, как индивидуальный набор естественных реакций человека.

"...пять условий для одинокой птицы:

- до цели она долетает;
- по компании она не страдает (даже таких же птиц, как и она cама);
- клюв ее всегда направлен в небо;
- цвета она неприметного;
- и поет она очень тихо..." - описанная личность неестественна.

Для того, чтобы личность стала таковой, требуется огромная работа.

Первым и важнейшим шагом на пути изменения личности как воина, так и адепта БИ должно стать уменьшение роли инстинкта самосохранения, препятствующего как самому вступлению в бой, так и активному поведению в бою, поскольку это ситуация, угрожающая жизни.

В подготовке воинов эта проблема решается путем усиления инстинктов противоположной направленности (агресивных, стимулирующих захватническую активность), а также увеличения социальной чуткости воина при объявлении страха чувством социально порицаемым, а доблести и героизма - социально поощряемыми, пусть даже и посмертно (в общем откровенная манипуляция). Личность воина в результате приучается делать в определенной ситуации однозначный выбор в пользу агрессивного действия. Для более успешного внушения такой иерархии ценностей могут применяться наркотики (берсеркеры, асассины, сюда же - "сто грамм пехоте" перед атакой) и постоянное пропагандистское воздействие.

Понятно, что с точки зрения индивидуального развития такое воздействие приносит явную тактическую пользу (возрастание личного технического мастерства, и, при успешности реальных действий - повышение социального статуса хорошего воина), но стратегически этот путь ведет в тупик.

В традиции БИ влияние инстинкта самосохранения уменьшается вместе с ролью других инстинктов и бессознательных импульсов за счет увеличения роли сознания. Одной из задач, стоящих перед занимающимся БИ, становится задача самопознания. Для решения этой задачи в восточных культурах были разработаны различные техники медитации. Будучи прочувствованы и осознаны, выражения внутренних импульсов теряют императивную власть над личностью адепта БИ. Примечательно, что будучи разработанными в религиозных институтах, из "светских" видов деятельности медитативные техники прижились и получили широкое распространение только в БИ.

Общим в психологическом развитии и воина и адепта БИ является еще один обязательный момент перестройки личности, а именно - устранение необходимости бороться со стрессом. Для среднего человека из цивилизованного общества, где борьба за жизнь в прямом смысле не является обыденным явлением и необходимым элементом существования, ситуации, когда появляется опасность физического уничтожения, являются стрессовыми; реакция организма на стресс может помешать даже физически подготовленному человеку среагировать адекватно. Более того, стресс может возникнуть в случае отсутствия психологической подговки и у человека, имеющего опыт реальных боев. Это может произойти, если человек, до того имевший исключительно успешный опыт боев за счет своих физических данных, вдруг встречает равного или превосходящего противника. Конечно, стресс может оказывать и положительное воздействие в виде выброса адреналина, ускорения реакции, и т. д. (вспомним классический пример о наборе рекрутов в войска Юлия Цезаря), но в целом его воздействие непредсказуемо, и поэтому он нежелателен. К тому же те положительные моменты, которые может вызвать стресс, в процессе тренировок становятся естественными нормальными реакциями занимающихся на опасную ситуацию.

В традиции воспитания воинов проблема стресса решается развитием так называемого "воинского духа". Hа самом деле это состояние заключается в установлении внутреннего запрета на адекватную оценку ситуации, в случае, если ситуация не соответствует шаблону. В частности человек не чувствует боли от получаемых травм, и продолжает биться, как если бы его тело было целым. В летописях, как восточных, так и западных, есть упоминания о том, как воины продолжали сражаться после того, как им отрубали руку, ногу, или даже голову (конечно, в последнем случае не то, чтобы продолжали сражаться, но пару ударов мечом нанести успевали). Средства, которыми достигается подобный эффект, зачастую болезненны и могут оставить последствия для здоровья на всю жизнь.

В традиции БИ опасность не отрицается. Адепт БИ ставится перед фактом, что увечье или смерть в бою - вполне вероятный вариант развития его судьбы. Теоретически даже состояние умирания не должно вызывать у адепта БИ стрессовой реакции. Следствием является изменение отношения к жизни как таковой; у адепта БИ оно резко отличается от отношения среднего человека, или даже воина. Адепт БИ становится более интровертированным, менее социально зависимым. Он по возможности разрывает эмоциональные связи с миром, будучи готовым покинуть его в любой момент. Для получения наиболее яркой иллюстрации достаточно вновь обратиться к средневековой Японии и совершенно ужасному, на наш взгляд, культурному феномену харакири (которое было даже средством смертной казни для самураев; по оглашении приговора они совершали его сами, даже не будучи согласными с решением суда!) Однако смирение с идеей о допустимости поражения, увечья и смерти проводится в БИ таким образом, чтобы не уменьшать при этом мотивацию к победе и сохранению максимального здоровья. Это достигается увеличением роли сознания в боевой деятельности занимающегося; технически для этого служит, например, практика самопознания через медитации. Хотя это лишь один из вариантов.

Итак, принципиальные отличия адепта БИ от воина:

Забота о собственном теле, о состоянии здоровья в тактическом аспекте. Из возможных вариантов поведения выбирается не тот, который наиболее разрушителен для противника, а тот, который, будучи достаточно разрушительным для противника, менее разрушителен для самого бойца. Адепт БИ вряд ли бросится телом на амбразуру, скорее он сделает все возможное, чтобы закинуть-таки в эту амбразуру гранату, не останавливаясь перед возможностью при этом быть застреленным из пулемета, не принеся никакой пользы; Забота о собственном теле, состоянии здоровья в стратегическом аспекте. Сравните результаты: главы традиционных школ восточных единоборств доживают, как правило, до очень преклонного возраста, постепенно, конечно же, теряя физическую форму, но оставаясь физически и душевно здоровыми людьми (Гитин Фунакоши, Морихэй Уесиба, Кайсо Хисатака, например); "воины" же (в частности, спортсмены), даже очень успешные, как правило, с потерей физической формы теряют уверенность в себе, попадают в состояние хронического стресса и резко теряют здоровье (наиболее яркий пример - Мохаммед Али). Интересны в этом аспекте примеры персоналий, которые пытались "улучшить", "осовременить" традицию, возвращаясь из традиции БИ туда, откуда БИ вышли - на путь воина. Hаиболее яркие из этих личностей достигали очень многого, но отказ от культурного опыта в пользу личных наработок и личной интуиции подозрительно часто приводил к накоплению большого количества неочевидно саморазрушительных поступков, органическим неполадкам и, соответственно, к преждевременной смерти (Брюс Ли, Масутацу Ояма...) Степень контроля над телом. Путь воина подразумевает отказ от контроля над своими действиями; в бою сознание воина передает управление телом более глубинным пластам психики; это не означает отказа от выученных телом приемов и привычной стратегии ведения поединка - техника учится до такой степени, что сами технические движения становятся естественными и доступными к использованию без команды сознания. Однако при этом сохраняется возможность естественного, машинального применения воином "грязных" приемов, отработка которых невозможна: выдавливание пальцами глаз, откусывание противнику уха (Майк Тайсон), и т. д. Психологическая подготовка воина заключается в том, чтобы научиться в первую очередь подавлять сознание, а во вторую - те бессознательные импульсы, которые противодействуют агрессивному (например, страх).

Адепт БИ же, напротив, полностью сохраняет стратегический контроль над поединком, также оставляя тактические решения на усмотрение естественных (и ставших естественными в результате тренировок) реакций тела. Цель его психологической подготовки сложнее - в идеале он должен успешно вытеснить все бессознательные импульсы, и агрессию в том числе. Hа протяжении боя его сознание остается включенным и напряженно высчитывает на основании собственного опыта наиболее оптимальный вариант действий. С одной стороны, это несколько замедляет принятие решения, с другой - принятое в результате решение действительно бывает оптимальным. Чем больше собственный опыт адепта БИ, тем быстрее он принимает решение, и тем оптимальнее оно бывает. Поэтому молодые неопытные адепты традиционных БИ, как правило, часто терпят поражение в боях с боксерами, рукопашниками, да и просто в уличных драках. И, наконец, главное - цель. В наличии воинов заинтересовано общество. Человек, будучи элементом общества, реагирует на это влияние желанием достичь более высокого социального статуса путем развития себя как воина. Хороший воин эволюционирует в сторону экстравертности, хороший адепт БИ - в сторону интравертности. Воины являются необходимым элементом общества, БИ - нет. В развитии себя как мастера БИ человек может иметь только внутреннюю стимуляцию. В заключение хочу сказать, что все вышеизложенное не претендует на характеристику того или иного стиля, скажем, из тех, что у нас именуются корявым неологизмом "восточные единоборства". Воспитание воинов, действительно, происходит целенаправленно, его институтами являются спортивные секции, специальные ведомства, армия, да и криминализация общества способствует реализации мужчин на пути воина в индивидуальном порядке. Что же касается традиции БИ... Как традиция, БИ в России, кажется, отсутствуют. Что понятно, см. выше. Федерации различных видов восточных единоборств становятся общественными институтами, и как таковые, заинтересованы в воспитании воинов, а не в культивировании БИ; мелкие же секции и клубы, как правило, либо являются порождением тренеров, которые хотели бы создать крупную федерацию, да неспособны в силу некомпетентности, либо суть варианты "костюмированных ролевых игр" в древних китайцев, ниндзя, или славянских богатырей, либо являются центрами подготовки бандитов, т.е., все тех же воинов. Правда, есть такие тренера, которые, не имея прямой передачи традиции БИ, все же приходят к тем же идеям, к которым пришли основатели БИ много тысяч лет назад, благо информацию сейчас можно найти практически любую, было бы желание. Hо, к сожалению, в поисках такого тренера не поможет ни название стиля (повторюсь, это может быть и бокс), ни рекомендации знакомых (чтобы рекомендация знакомого имела вес, он сам должен быть мастером БИ). Только это не должно пугать потециальных адептов БИ. Они-то знают - Учитель приходит, когда ученик готов...
Просмотров:4759